Янис (Иоанн) Поммер родился 6 (19) января 1876 года на хуторе Илзессала Праулиенской волости в семье православного крестьянина-латыша. Его родители были набожными и благочестивыми христианами. Святое Православие вошло в жизнь семьи Поммеров еще при прадеде, несмотря на сильное сопротивление и жестокое преследование со стороны немецких землевладельцев. Каждый день и каждый период работ в этой семье начинали с молитвы. Вся семья собиралась вместе, отец читал главу из Нового Завета, дети пели и читали молитвы. Времена года считались не по месяцам, а по церковным праздникам. Постоянно помогая родителям в крестьянском труде, отрок Иоанн рос крепким, физически выносливым. Вместе с тем он отличался вдумчивостью, тягой к познанию Слова Божия и был мечтательной натурой. Учился он прилежно и вел себя примерно.

По Промыслу Божию бедному сельскому мальчику предстояла десятилетняя учеба в далекой Риге. В августе 1887 года Иоанн Поммер зачисляется в Рижскую духовную школу, окончив которую, в 1891 году поступает в Рижскую духовную семинарию.

Всё свое свободное время Иоанн проводил в библиотеке. Товарищи уважали его за блестящие способности и готовность помочь, за его богатырскую силу. Когда приходила его очередь читать на богослужении, Иоанн читал проникновенно и молитвенно.

В 1900 году Иоанн Поммер поступает в Киевскую духовную академию. Нет сомнения, что святыни Киева оказали благотворное влияние на благочестивого юношу.

В годы обучения в академии в нем укреплялась решимость всю свою жизнь посвятить служению Церкви Христовой. На стезю иноческой жизни будущего подвижника Латвийской земли благословил великий молитвенник и чудотворец – праведный Иоанн Кронштадтский. В 1903 году, в 27 лет, Иоанн Поммер принимает монашеский постриг, 23 сентября 1903 года он был рукоположен в сан иеродиакона, а 13 июля 1904 года – в сан иеромонаха.

В 1904 году будущий святой оканчивает духовную академию с отличием и присвоением степени кандидата богословия. Учась в духовной академии, иеромонах Иоанн руководил пением академического хора.

Служение Богу в священном сане было для будущего архиерея-мученика постоянным исповедническим подвигом и следованием за Пастыреначальником Христом, сказавшим о Своих пастырях: «…Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир. Поминайте слово, еже Аз рех вам: несть раб болий господина своего. Аще Мене изгнаша, и вас изженут; аще слово Мое соблюдоша, и ваше соблюдут… От сонмищ ижденут вы; но приидет час, да всяк, иже убиет вы, возмнится службу приносити Богу… В мире скорбни будете; но дерзайте, яко Аз победих мир» (Ин. 15: 19–20; 16: 2–33).

26 сентября 1907 года архиепископ Вологодский возводит иеромонаха Иоанна в сан архимандрита. В следующем году отец Иоанн назначается ректором Литовской духовной семинарии и настоятелем Виленского Свято-Троицкого монастыря.

Будучи прекрасным проповедником, архимандрит Иоанн прилагал много сил, чтобы поставить искусство проповеди на самый высокий уровень, лично прослушивал проповеди воспитанников, давал им указания и пояснения.

Архимандрит Иоанн регулярно возглавлял крестные ходы в сельские приходы. В крестных ходах принимало участие великое множество молящихся. Истовые богослужения, молитвенное и внятное чтение, прекрасные проповеди глубоко проникали в души православных людей.

Следуя за Христом, отец Иоанн вмещал в свое сердце нужды угнетенных и обездоленных. Особенно любила его русская и белорусская беднота, получавшая при его содействии работу, защиту и поддержку. В этом проявилась подлинная сущность христианского пастыря, не видящего разницы между «рабом» и «свободным», «эллином» и «иудеем».

11 марта 1912 года в Александро-Невской лавре (Санкт-Петербург) собором епископов во главе с митрополитом Московским Владимиром и митрополитом Киевским Флавианом архимандрит Иоанн был хиротонисан во епископа Слуцкого, викария Минской епархии.

После кончины архиепископа Херсонского Димитрия в 1913 году владыка Иоанн был назначен в Таганрог на вновь открытую Приазовскую кафедру (1913–1917).

Наступило время тяжких испытаний и трагических потрясений Первой мировой войны и лихолетья 1917 года.

Милосердная любовь владыки Иоанна простиралась не только на его паству, но и на страждущих вне ограды Православной Церкви. Действенная помощь епископа беженцам из Галиции не только облегчила их страдания, но и привлекла многих из них к переходу в лоно Православной Церкви.

В результате революционного переворота 1917 года новые вожди начали жесточайшее гонение на Церковь. Враг рода человеческого издревле особое гонение воздвигал на служителей алтаря Господня, надеясь, поразив пастырей, рассеять овец стада Христова.

7 (20) сентября 1917 года Святейший Патриарх Тихон назначил епископа Иоанна на служение в Тверскую епархию, где была нарушена мирная церковная жизнь. Трудами владыки нестроения были преодолены.

Видя в епископе Иоанне доброго и мудрого пастыря, Патриарх возвел его в сан архиепископа и назначил на Пензенскую кафедру. Епархия была в тяжелейшем положении. Местное духовенство, как стадо, не имущее пастыря, растерялось, а часть священников уклонилась в раскол. Раскольники захватили кафедральный собор и основные храмы Пензы.

К новому месту служения архиепископ Иоанн прибыл во вторник на Страстной седмице 1918 года, и уже первые архиерейские службы привлекли к владыке сердца народа Божия.

Состояние Православной Церкви Латвии в то смутное время было печальным. Не признанная государством, она была отдана на разграбление. Паства была в рассеянии. Латвийскому Православию предрекали скорый конец.

За годы Первой мировой войны и революции в Латвии было уничтожено православное духовное образование, отнята Рижская духовная семинария. Рижская кафедра вдовствовала: не было архипастыря. После получения Латвией независимости остро встал вопрос о положении Православной Церкви в стране. Власть имущие не соглашались с положением епархии Русской Православной Церкви.

Прискорбным было состояние храмов в стране. Разграбленные и опустошенные во время оккупации и гражданской войны, они были в запустении. Иконостасы были разгромлены, иконы поруганы, распятия выбрасывались в мусор, был разорен Рижский кафедральный собор. Жесть с куполов храмов снималась для ремонта учреждений. Под угрозой закрытия был Рижский женский монастырь.

В Рижском православном кафедральном соборе Рождества Христова одни хотели устроить пантеон-усыпальницу национальных героев, другие думали снести его с лица земли.

Латвийские священнослужители и миряне с глубокой скорбью переживали вдовство Рижской кафедры и неустроенность положения Православия в государстве.

Благочестивые пастыри и миряне обратились к Святейшему Патриарху Тихону со смиренной просьбой благословить окормлять латвийскую паству архиепископа Иоанна (Поммера), стяжавшего любовь твердостью в вере и исповедническим подвигом.

Владыка Иоанн уврачевал раскол в Пензенской епархии, и Патриарх назначил его Рижским архиепископом и благословил на отъезд в Латвию, но пензенские клирики и миряне не хотели отпускать глубоко любимого владыку. И только ввиду неотступности просьб латвийской паствы Святейший Патриарх Тихон дал окончательное согласие на отъезд архиепископа Иоанна в Латвию, удостоив его благодарственной грамоты за самоотверженный и плодотворный труд на различных местах служения в России.

8 (21) июня 1921 года Святейший Патриарх Тихон дарует права широкой автономии Православной Церкви в Латвии и своим указом назначает архиепископа Пензенского Иоанна (Поммера) архиепископом Рижским и Латвийским.

По воле Божией владыка возвратился в Латвию с богатым духовным и административным опытом, приобретенным на предшествовавших кафедрах. На всех этапах своего служения он руководствовался прежде всего идеей духовного возрождения церковной жизни, служения Богу и людям.

Годы служения Святой Церкви и стояния за веру обогатили святого мудростью и рассудительностью. В величайшем смирении проходя стезей архипастырского служения, владыка Иоанн во всём полагался на Господа, ничего не приписывая лично себе, но во всем сообразовываясь с волей Божией. Со смирением принял святитель латвийскую паству под свой омофор.

В Риге архиепископ был встречен своей новой паствой на вокзале и с крестным ходом проследовал в разгромленный кафедральный собор. Окруженный любовью пасомых, владыка предпринял поездку по приходам, побуждая всех быть твердыми в вере. Вскоре архипастырю пришлось столкнуться с притеснениями властей, но это было ничто в сравнении с пережитым от большевиков в России.

Много сил и трудов потребовало утверждение прав Латвийской Православной Церкви в государстве. Только благодаря неустанным самоотверженным трудам архиепископа Иоанна удалось достичь регистрации Церкви как полноправного юридического лица, и только Сердцеведец Господь знает, сколько страданий пришлось пережить владыке, совершая это важнейшее дело. Для достижения этого архиепископу Иоанну пришлось выдвинуть свою кандидатуру на выборы в сейм – парламент Латвии. Народ поддержал своего архипастыря и неоднократно выбирал его депутатом. Много унижений, оскорблений и даже побоев пришлось перенести владыке за свидетельство об истине, но только таким путем он смог отстоять Церковь. Так был положен конец уничтожению Православия в Латвии.

Владыка Иоанн свято чтил церковные каноны и считал важнейшим для самоуправляемой Латвийской Православной Церкви пребывать в лоне Матери-Церкви – Московского Патриархата.

Вся жизнь и подвижнические труды святителя Иоанна как архиепископа и общественного деятеля были направлены на служение Церкви, родной Латвии и простому народу. Он одинаково заботился как о русских, латышах, так и о людях других национальностей. Для него не было своих и чужих, все были братьями.

Защитник и покровитель обездоленных и беднейших слоев населения, сам владыка жил более чем скромно. Ставшая его жилищем темная и сырая комнатка в подвале кафедрального собора с зарешеченным окошечком под самым потолком, через которое проникали все звуки центрального бульвара, была в крайне запущенном состоянии. Закопченные стены покрывали пятна плесени и сырости. Живя в подвале, архиепископ Иоанн принимал там высоких иностранных гостей. В подвале собора побывали эстонский, финский и английский епископы. Один из иностранных посетителей со слезами на глазах воскликнул: «Поверьте, что в моем отечестве ни один арестант не живет в такой яме, как Вы, глава Латвийской Православной Церкви». Обстановка в келье владыки была очень простой: несколько кресел, стулья, шкафы с книгами, иконы, большой портрет Святейшего Патриарха Тихона. Владыка любовно называл свой подвал «моя пещера» и на проявления сочувствия к своему положению только отшучивался. Многочисленные посетители запомнили его улыбающимся, простым и доступным в общении.

Владыка очень любил детей, и дети любили его. Часто с целой ватагой ребят являлся он в книжный магазин и покупал всем книжки. И радостная толпа детей, часто забыв поблагодарить, рассыпалась по домам, а он с тихой радостью смотрел им вслед.

После Пасхальной заутрени, по древнему обычаю, архиепископ разговлялся с бедными. Здесь он чувствовал себя точно в родной семье. Он никогда не различал людей по социальному происхождению. Для него было всё равно, кто перед ним: министр, генерал, аристократ, крестьянин или рабочий. Во всех видел он Образ Божий. Нередко владыку посещали только что вышедшие из заключения преступники. Владыка помогал им, кающимся, начать новую жизнь. Каждый ощущал радость от общения со святым. Добрый к добрым и кающимся, архиепископ был строг к себе, противостоял упорствующим в заблуждении и врагам Церкви. Охраняя Церковь, он не щадил себя и поэтому пользовался всеобщей любовью ревнителей благочестия как в Латвии, так и далеко за ее пределами.

Однако здоровье его было подорвано непосильными трудами и тяжелыми условиями жизни. Страдая телесными недугами, он был вынужден переехать на архиерейскую дачу у Кишозера – место своей мученической кончины.

Полагаясь на Господа, владыка жил без охраны на даче, находившейся в пустынном месте. Он любил одиночество. Здесь отдыхала душа его от мирской суеты. Свободное время владыка проводил в молитве, трудился в саду, занимался столярным трудом на верстаке, на котором мучители потом предали его страшным истязаниям.

О мученической кончине святого возвестил пожар на архиерейской даче в ночь с четверга на пятницу 12 октября 1934 года.

До сих пор не известно, кто подверг владыку пыткам. Но мучения были жестокими. Архиепископа привязали к снятой с петель двери и подвергли на верстаке страшным пыткам. Всё свидетельствовало о том, что ноги святого жгли огнем, в него выстрелили из револьвера и живого предали огню.

На похоронах архиепископа Иоанна кафедральный собор не мог всех вместить. Множество народа стояло вдоль улиц, по которым должны были пронести останки священномученика. Память о святом хранилась в сердцах православных, и ничто, даже страх преследований, не могло изгладить ее.

Часовня на Покровском кладбище в Риге, где под спудом покоились мощи архипастыря-мученика, стала местом паломничества многих православных, верно чтущих его память.

Известны факты исцеления и помощи Божией людям по молитвам святого предстателя земли Латвийской.

В 2001 году решением Священного Синода Русской Православной Церкви архиепископ Иоанн был прославлен к общецерковному почитанию в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Память 29 сентября / 12 октября.

Если вы нашли ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда чтобы сообщить нам.